14:38 

Локебох
KNEEL!
Пишет Гость:
13.07.2012 в 01:30


Хел жадно пьет херес прямо из горла. Шальные струйки напитка, проливаясь мимо рта, текут по шее юного принца. Тот, не удержавшись на ногах, валится на постель в маленькой комнатке трактира, но продолжает пить. Нед смотрит, как загипнотизированный, на те капли вина, которые собрались в ключичной ямке друга. Словно сам не свой, он нагибается к шее пьяного принца и аккуратно слизывает алкоголь с кожи. Пойнс не знает, как объяснить недоумевающему Хелу свое поведение, но Хел резко притягивает друга к себе.

Херес в трактире не идет ни в какое сравнение с тем, что подают к столу отца. Но именно такой, слишком сухой и терпко обжигающий горло, подходит к безудержному веселью Хела. Херес льется прямо из бочки, Хелу кажется, что он купается в целом море алкоголя, что даже от его могилы будет разить трактиром и немытыми телами завсегдатаев. Мысли о смерти снова поднимают с глубин души осадок страха грядущей войны и Хел торопливо открывает новую бутылку (и когда только успел подняться из погреба?). Принц пьян, ноги заплетаются и тело подводит, но чертов страх, чертова печаль никуда не уходят. Он пьет из горла, делает шаг вперед и падает на кровать, смеется, запрокидывая голову. Смеется, надеясь, что когда-нибудь страх уйдет, высыплется вместе со смехом.
Хорошо, что рядом Пойнс и можно иногда выдыхать, иногда терять контроль над сводящей скулы улыбкой. Старый друг, пройдоха, верный хитрый лис... Тело, кажется, завладевает мыслями и Хел выливает остаток хереса на голову - липкая жидкость остудит на мгновения воспаленный разум, который в очередной раз неправильно понимает желания тела. Он замирает на несколько мгновений, распластавшись на кровати - нужно отдышаться и можно крикнуть, позвать какую-нибудь из трактирных девок. И можно вторую, для Пойнса. Хотя им уже доводилось в пьяном пылу делить это дешевое удовольствие, но...
Клубок мыслей останавливается самым странным образом - Хелу кажется, что Нед, старый добрый Нед лижет его шею, прикусывает ключицы и лижет снова. Но, раз этого быть не может, а сумасшедший, пропитый разум не может контролировать реальность, Хел понимает, что позорно уснул, уснул, как юнец, впервые попробовавший вино. С другой стороны, во сне можно делать что угодно, не запретит строгий отец, не осудит двор, не будут шептаться на улицах люди, и, наверное, это шанс - шанс выпустить на волю бесов и проснуться снова веселым принцем-шалопаем! Он тянется к другу, хватает за рубашку, притягивает к себе и целует. Дает волю жажде прикосновений, ласкает и раздевает. Вкус поцелуев делает приятным даже содержимое оставшихся двух бутылок хереса.
Еще одну они допьют утром.

URL комментария

Пишет Гость:
13.07.2012 в 01:57


Я тут тоже в пьяном угаре решился. Только вместо ПВП вышел броманс.
Неотбечено, потому чильно не пинать.


Когда Хел выскочил из погреба, фыркая и отряхиваясь, Пойнс не смог сдержать вздоха восхищения. Даже такой - растрепанный, мокрый, раскрасневшийся, в виде, совершеннон недостойном принца, - он был прекрасен. Когда Нед впервые встретил его, в этом же кабаке, в компании неизменного Фальстафа, то сразу же поверил, что это действительно наследный принц, хотя перед этим убеждал друзей, что такого никогда не может быть - принц, пьющий в кабаке с ворами, простолюдинами и оборванцами! Но Хел... Пойнс иногда, упившись в хлам, пытался объяснить, в первую очередь себе, почему его так тянет к принцу... и терялся в словах, не способный выбрать нужное. Каждый раз, когда Генри улыбался, ему казалось, что он смотрит на солнце, которое соизволило бросить свои лучи на его недостойную особу. И каждый раз почувствовав его сияние, его тепло, Пойнсу хотелось сделать все, чтобы Хел продолжал так же улыбаться до скончания века.

Хел сейчас не был похож на принца, веселясь до упаду и заливаясь вином, но Пойнс уже видел усталость в уголках глаз, в иногда промелькнувшем хмуром выражении лица, и понимал, что еще немного - и принц позабудет их всех, погребенный под государственными заботами. Так что когда Хел сказал, что он берет его с собой как друга, как соратника, Неду хотелось петь и прыгать, и кричать всему миру о своей радости. Ему едва удалось скрыть неуместное веселье, но он надеялся, что принц принял его за радость об участии в войне.

Перед битвой при Шрусбери ему не спалось. Пойнс бы никому не признался, но ему было страшно. Он не паниковал, не думал о побеге, о дезертирстве, только холодный колкий тягучий страх заполз к нему в сапоги и медленно поднимался к сердцу, пока его не начала колотить дрожь, духота сдавила горло, и в шатре было невозможно оставаться. Он выскочил наружу, без верхней одежды, надеясь, что ветер и снег поможет ему выбить дурные мысли из головы.

У ближайшей бочки с огнем он остановился и грел руки, но любопытные взгляды солдат раздражали его, и он, пройдя между рядами шатров, вышел к будущему полю сражения. Оно раскинулось перед ним, белоснежно-белое, и Пойнс знал, что завтра девственно чистый покров будет бурым от грязи и крови, и, вполне возможно, одним из тел, усеявших поле, будет он сам. Хотя... Лучше, чем остаться калекой. Пойнс видел их немало на улицах Лондона, нищих, оборванных...

- Нед! - к счастью, такой знакомый голос оборвал эти мысли.

Пойнс обернулся, сияя.

- Мой принц! Что вы здесь делаете?

- Я мог бы задать тебе тот же вопрос, старый друг. Но думаю, что нас тревожат одни и те же мысли. - Хел помрачнел и посмотрел на поле.

Пойнс кивнул. Говорить тут было нечего.

Они стояли так несколько минут, пока Пойнса, все еще полураздетого, не начал пробирать мороз. Страх из головы уже выветрился, осталась одна усталость. Завтра будет бой, и как он пройдет, рассудит лишь судьба. Все, что он может сделать, это сражаться и прикрывать спину своего принца.

- Для меня большая честь будет сражаться рядом с вами, мой лорд.

Хел взглянул на него, выведенный из глубины раздумия, и, казалось, только сейчас заметил, что зубы Пойнса выбивают мелкую барабанную дробь.

- Черт, Нед, ты спятил, что ли? В такой час и в такую погоду разгуливать в таком виде? Ну нет, мой милый Нед, ты мне понадобишься завтра, и в добром здравии! - С этими словами он скинул плащ и, замотав в него Пойнса так, что он стал похож на куклу, которую обряжают маленькие девочки, расхохотался.

Пойнс улыбнулся в ответ, осчастливленный вниманием и улыбкой принца, и, петляя между рядов, бочек и солдат, они вернулись к шатру, где спал Пойнс. Нед размотал с себя плащ, чуть не запутавшись в нем еще больше, к бурной радости Хела.

- Я бы оставил его себе, но боюсь, что меня на поле боя еще спутают с вашей милостью. - Пойнс отвесли шутливый поклон. - А мне не хочется стать жертвой Хотспура только из-за куска материи.

Смех Хела внезапно оборвался, и Нед уже боялся, что сказал что-то не то, когда принц притянул его к себе и крепко обнял, шепча на ухо:

- Завтра мы выиграем. Ты, и я, и мой отец, и это войско. Мы выиграем, вернемся домой и будем пить за нашу победу! Не сомневайся в этом.

Он отстранился и взглянул Неду в глаза. - Ты ведь не сомневаешься?

Пойнс ухмыльнулся. - Нет, мой принц. Но платить за выпивку будешь ты! Я собираюсь пить, пока не увижу все небесное воинство и ангелов с лютнями!

- Скорее ты увидишь чертей со сковородками, они тебя уже поджидают!

Хел рассмеялся, и, крепко сжав плечи Пойнса, притянул его к себе снова. Тот ожидал объятий, но принц, замешкавшись на мгновение, коснулся губами его лба, и, кивнув на прощание, ушел по направлению к королевскому шатру.

Ложась спать, Нед уже не страшился предстоящей битвы. Ему снился кабак, выпивка и прекрасный, вечно улыбающийся Хел.

URL комментария

@темы: Фик

URL
   

ЛОКЕБОХ!!!

главная