Локианон
Loki'd!
Пишет Гость:
15.12.2013 в 00:41


Снова для сошипперов, снова не вычитано и вообще.

«И ведь
ничего не предвещало, — угрюмо думала ШП, сортируя гифки: полинявшие
и старые — выкинуть, самые любимые — сложить в отдельную коробочку,
новые — аккуратно развесить. — Будто морок наслали». Очередная небритая
физиономия, заговорщицки подмигнув, попыталась пролезть в коробочку
к любимым гифкам. «Выжгу. Напалмом!» — цыкнула на нее ШП, Квинта
обиженно пожал плечами, развернулся и пополз к мусорной корзине.

Все
началось с того… Нет, ни говорить, ни думать, ни вспоминать об этом
ШП не хотела. В тот вечер она напилась и не помнила, как оказалась дома.
Изумленный Локи успел подхватить вывалившееся из дверного проема тело,
сморщил нос, протянул многозначительно: «М-да-а-а…».

— Что «м-да-аа-а»? — тут же обиделась ШП. — П-нимаешь ты что ли? Ка-а-ак же…

И заплакала. Горько, отчаянно. Разрыдалась, прижавшись к нему всем телом, размазывая тушь по его футболке.

Потом,
не давая подняться, на нее упрямо наползал угол стола. ШП брыкалась,
отпихивала ногой настырную мебель, карабкалась, цеплялась за кресло.
Очень важно было встать до того, как Локи вернется, сделав ей ванну.
Встать и спрятаться. От мыслей о наполненной горячим паром комнате
ШП мутило. Разумеется, она не успела, тут же вспомнила, как ей все время
не везет, снова обиделась и расплакалась.

«Он меня ненавидит, — сообщила ШП рукам, бесцеремонно стягивавшим с нее колготки, и для убедительности добавила, — у-убить хочет». Кажется, на руки это не произвело ни малейшего впечатления. Тогда ШП попыталась пересказать все, как было:

— Он фашист! То есть дурак. Так не шутят вообще, тем… тем более, если ты такой… Ну, такой… Известный если…

Руки замерли, обдумывая, а потом подхватили ШП и усадили в горячее, пенное облако.

— Он вообще обо мне не думает! А я все серии… и столько ждала… и…

— Угу.

— Тебе не понять!

— Конечно, — руки осторожно шлепнули ее мочалкой по носу, ШП чихнула, завозилась, смывая пену.

Твой-то не говорил, что всех нас надо расстрелять!

— Послушай, —
руки выпустили мочалку и сжали ее плечи, — ну, давай, устроим ему МПРЕГ
и заставим родить. Через задницу. Очень неприятно.

— Ты… ты что, пробовал, — испугалась ШП.

— Конечно. Много раз.

— Как? Кого?

— Ну… чаще всего — коня, но для него мы припасем какого-нибудь морского котика.

— Фу, дурак! — ШП прыснула.

— А что? — зеленые глаза были очень серьезны. — Думаешь, мало?.. Тогда… гигантского кальмара?

Зеленые глаза были очень серьезны, а вот уголки губ предательски подрагивали, не в силах сдержать улыбки.

— И он все время будет тентаклем «задевать ту самую точку, от которой по всему телу расходятся волны наслаждения»?

— Все время? Это очень жестоко!

— А помочь ему получить разрядку будет некому?

— Да ты садистка!

— Он будет ходить с огромным пузом, отекшими ногами и…

— Постоянным стояком, — подсказал Локи.

— Подожди. И еще…

— Да куда уж еще-то?

— Нет, пусть еще…

— На ком я женился? Вот. Встава-а-ай, поднимайся, — хихикал Локи, заматывая ее в безразмерное махровое полотенце. — Пойдем своих делать.

— Как? Кого?!

— Ну… чаще всего получаются волки, но можем попробовать и морского змея.

— За кого я вышла?..

— Не ворчи.


Утром
разомлевшая ШП смотрела, как солнечный луч скользит по подушке,
подбираясь к его лицу, как ветер сметает с деревьев сверкающую снежную
пыль. Смотрела и думала, что скоро Новый год, представляла, как они
вместе станут выбирать на заметенном снегом базаре елку, а потом
принесут ее, и комната наполнится запахом хвои. Они достанут коробку со старыми-престарыми
игрушками, она испечет вишневый пирог, он откроет шампанское и зажжет
свечи. Будет переливаться огнями новогодняя гирлянда, за окном грохнут
залпы петард, небо заполыхает салютами, возбужденные счастливые голоса
хором проорут: «С Новым годом!» — и кто-нибудь запустит
им в окно снежком, а они поставят ретро, сядут, обнявшись, и станут
болтать ни о чем, легко и бездумно, как обычно серебристой прохладной
рекой течет из ниоткуда в никуда каждый их разговор, или просто
помолчат. Мир отодвинется в эту ночь, оставив их вдвоем в круге уютного
света настольной лампы.

— Что тебе подарить на Новый год?
— спросила она первым делом, целуя его в длинный любопытный нос, а потом
еще в острую скулу и в уголок губ, и в переносицу, и…

Такой теплый, слабый и безвольный со сна, смешной, лохматый. Его рука по-хозяйски уверенно погладила ее бедро, задрала майку. ШП отвлеченно подумала, что ей это очень нравится.

— Что тебе подарить?

— Пошла нахуй.

«Вот
это — да, пожелал доброго утра, — растерянно моргая, думала ШП.
— Обидеться? Вскочить и убежать? Залепить в наглую сонную рожу?».

— Я, знаешь, кофе пойду сделаю. Вижу, ты еще не вполне проснулся.

«Может
быть, это он так на мою вчерашнюю истерику реагирует? Решил вечером
не спорить, а сегодня выскажет все? Что я вчера несла, чтобы он так
обиделся? Вроде, посмеялись, все хорошо было… Что я такого сделала?..
И вообще, какого черта?!».

— Вот держи, — ШП протянула Локи дымящуюся чашку.

Кофе он пил крепкий и много.

Локи поднял на ШП испуганные, виноватые глаза, робко улыбнулся и принял чашку.

— Ну?.. — скрестила руки на груди ШП. — Может быть, объяснишь?

— Спасибо. За кофе. И я… Я… Пошла нахуй!

— Ты издеваешься? — ШП нехорошо прищурилась.

— Нет!

— Хорошо, я пойду. Лучше уйти сейчас, чем жить с таким психопатом, так что я даже тебе благодарна, что…

— Постой, подожди. Я не знаю, я… Нахуй!!!

Локи уронил чашку и зажал руками рот, его лицо медленно наливалось багровым.

— Тебе нехорошо?

Он отчаянно закивал головой и замычал:

— Яффаа не жнаю фто это. Нафафуй! Яф не фофу этого гофорить!

— У тебя синдром Туретта? — ШП нерешительно замялась на пороге.

— Фа! Неф. Не фнаю.

На него было жалко смотреть: весь пунцовый и в испарине, покраснел даже нос, ШП показалось, что он сейчас расплачется от досады.

— Не уфофи! Нафаф…

ШП решительно развернулась, присела на кровать, обняла его за плечи, привлекая к себе.

Ничего-ничего. Успокойся. Все нормально. Все будет хорошо. Это с тобой часто бывает?

Локи всхлипнул и замотал головой:

— Нифафда не быф… наф… нафаф… — он схватил ее руку, уткнулся в нее лицом и обессилено рухнул в подушки, решительно сжав губы.

Всю первую половину дня они объяснялись жестами.


«Да,
с этого все началось», — определила ШП, выныривая из воспоминаний.
Воспользовавшись ее задумчивостью, настырные Квинты расползлись
по комнате, и теперь нагло смотрели со всех стен, потеснив картинки
с асгардским богом и мидгардским сыщиком. «Барабашка завелся», — тяжело
вздохнула ШП и твердо решила прямо сегодня отправиться к ГП, чтобы
позаимствовать какого-нибудь порошка от пикси и пару полезных заклинаний, придуманных на случай сбесившегося домового.



URL комментария

@темы: ЛП/ШП, Фик